Книга московского журналиста Леонида Болотина "Царское Дело" раскрывает многие загадочные стороны - страница 22

^ Куда ведет дорога “Великого” Князя ?
17 Августа 1917 года у Великого Князя Кирилла Владимировича родился сын Владимир. Это произошло в Финляндии, куда было позволено Временным правительством летом 1917 года уехать великокняжеской семье. Жажда власти не угасла в Великом Князе Кирилле Владимировиче. Проведя соответствующую идеологическую обработку среди русской монархической эмиграции 125, Великий Князь в августе 1924 года провозгласил себя “императором всероссийским” Кириллом I. И это несмотря на то, что двумя годами ранее в своем обращении к русскому народу от 8 августа 1922 года он писал: ...Если же Всевышнему не угодно, чтобы Его Императорское Величество или Наследник Цесаревич Алексей Николаевич дожили до близкого уже дня избавления России от бесчестного ига, — то Всероссийский Земский Собор возвестит нам, кому на Руси быть законным Государем”.

Оправдывая свой новый шаг перед одураченными монархистами, он утверждал, что провозглашение себя императором необходимо было для сплочения русских, чтобы возродить под сенью императорского титула движение за спасение России. Привычное уже нам “благородное” истолкование лукавых деяний.

Самозваный “манифест” Великий Князь издал при живой вдовствующей Императрице Марии Феодоровне, которой по праву принадлежала роль Августейшей Местоблюстительницы Российского Престола. Если бы Великим Князем Кириллом Владимировичем двигала чистая надежда на возрождение Православной России, то он мог бы направить свою неуемную политическую энергию на сплочение русской монархической эмиграции вокруг Императрицы-Матери. Он же пошел на раскол русского монархизма.

Вот как его акт оценила сама Государыня Императрица Мария Феодоровна:

“Ваше Императорское Высочество! — писала Она 4 октября 1924 года Великому Князю Николаю Николаевичу. — Болезненно сжалось мое сердце, когда я прочла Манифест вел. кн. Кирилла Владимировича, объявившего себя императором всероссийским. Боюсь, что этот манифест создаст раскол и ухудшит положение и без того истерзанной России. Если Господу Богу, по Его неисповедимым путям, угодно было призвать к Себе моих возлюбленных Сыновей и Внука, то Я полагаю, что Государь Император будет указан нашими Основными Законами, в союзе с Церковью Православной, совместно с Русским Народом.

Начальник Российского Имперского Союза-Ордена, Соратник-руководитель Константин Константинович Веймарн в своем обращении к монархистам 1984 года “Истинное Возрождение и Реставрация” об этом давнем событии пишет следующее:

“Неожиданное провозглашение себя “императором всероссийским вызвало глубокий раскол как в династии, так и в монархических кругах, и положило начало беззаконию и дезорганизации, терзающим монархическое движение до сего дня. По мнению ген. Врангеля, у которого хранился документ, доказывающий верность его суждения, — “манифест” был вызван закулисной игрой большевиков, с целью разбить единство Зарубежной Руси”.

Политиканы и ряд доверчивых монархистов, а также часть Членов Императорского Дома признали самозваный акт самозваного лжецаря Кирилла I. Некоторые представители Династии обращались к нему за признаниями своих морганатических браков и за “титулами” для своих супругов. “Титулы” и звания получали и верные слуги “монарха”. Но первым делом В.К. Кирилл Владимирович возвысил своего сына Князя Императорской Крови Владимира Кирилловича в “великокняжеское” достоинство как сына “императора”. Так возникло первое “преимущество” Князя Владимира Кирилловича в ряду своих сверстников из Дома Романовых: среди тех, кто родился после февральской революции, он был единственным “Великим” Князем.

Великий Князь Кирилл Владимирович умер 12 октября 1938 года. Его сын Князь Владимир Кириллович, хотя ему и был “дарован” отцом титул “наследника цесаревича и великого князя”, не решился провозгласить себя “царем”, чувствуя шаткость собственного положения. Молодой Князь “скромно” оставил за собой титул “Главы Императорского Дома”.

Дело в том, что после смерти Государыни Императрицы Марии Феодоровны и кончины популярного среди монархической эмиграции Великого Князя Николая Николаевича большинство Членов Императорского Дома, не вдаваясь в споры о династической очередности старших ветвей потомков Императора Александра III и старших ветвей потомков Императора Александра II, просто “де-факто” признавали Великого Князя Кирилла Владимировича Главой Императорского Дома, не признавая его при том Императором. Признали они и преемственность этого положения за его сыном Князем Владимиром Кирилловичем.

Их можно понять: в грозовой атмосфере назревающей Второй Мировой войны, в условиях укрепления советского тоталитаризма на многострадальной Родине, трудно было понуждать себя к отстаиванию, тогда, казалось, уже никому не нужной истины — кто является Наследником Российского Престола. А существование хотя бы номинального главы рассеянного по миру Императорского Рода, существование человека из их среды, который взял на себя не только славу, но и бремя этого звания, очевидно, представлялось им психологически удобным положением. Есть Глава — значит, есть и Род. Тем более, большинство из Членов Императорской Фамилии практически отошли от монархической деятельности. Характерно в этом смысле письмо Князя Андрея Александровича — внука по материнской линии Императора Александра III, старшего сына Его старшей дочери Великой Княгини Ксении Александровны, а значит, реального и по одному из толкований Основного Закона — первоочередного претендента на звание Главы Императорского Дома после здравствовавшей тогда его матери (именно она по Закону после смерти Императрицы Марии Феодоровны должна была наследовать звание Главы Императорского Дома).

Так вот письмо Князя Андрея Александровича к Великому Князю Андрею Владимировичу от 1 ноября 1938 года:

“Дорогой Андрей,

Мама мне передала содержание Твоего письма и Ваше заявление, которое Вы приготовили для печати, но его не подписываю, т.к. не был на семейных собраниях и не знаю, что Вы решили, а во-вторых не вижу почему семейству нужно подписывать это заявление, когда само собою разумеется после кончины Кирилла как Главы Императорского Дома его сын воспринимает старшинство, я лично признавал Кирилла и таким же теперь признаю его сына.

Владимир же своим обращением сам подтвердил свое положение Главы Дома. Крепко обнимаю,

Твой Андрей”. 126

Некоторое равнодушие, апатия к династическим вопросам, сквозящие в письме, характеризуют то настроение, которое свойственно было Членам Рода Романовых, вступившим в неравнородные, то есть не династические браки: они скорее ощущали себя частными лицами, сохранившими лишь некоторые родовые признаки.

Вышеприведенное письмо Князя Андрея Александровича было помещено в приложении брошюры “Наследование Российского Императорского Престола” вслед за таким заявлением:

“Мы, Члены Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома, собравшись после кончины Главы нашего Дома, Великого Князя КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА, считаем нашим священнейшим долгом торжественно заявить, что права каждого из Членов Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома, точно определены Основными Государственными Законами Российской Империи и Учреждением об ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии и всем нам хорошо известны, соблюдать их мы свято обязаны особой присягой, почему вопрос о порядке наследия престола никогда не возбуждал в нашей среде ни малейших сомнений, а тем более разногласий. Всякое же уклонение от указанного в законе порядка, мы отвергаем, как посягательство на незыблемость наших законов и семейные установления. В силу сказанных выше законов, мы признаем, что наследие Престола принадлежит по праву, в порядке первородства, сперва старшему из Членов Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома, Великому Князю ВЛАДИМИРУ КИРИЛЛОВИЧУ, преемственно ныне восприявшего, после кончины Своего Отца, 29 сентября (12 октября) 1938 года в глубоком сознании лежащего на Нем священного долга, по дошедшему до него наследственно Верховному праву Главы Российского ИМПЕРАТОРСКОГО Дома, все права и обязанности, принадлежащие Ему в силу Основных Государственных Законов Российской Империи и Учреждения об ИМПЕРАТОРСКОЙ Фамилии.

Далее, в порядке престолонаследия. Члены ИМПЕРАТОРСКОГО Дома идут по следующему старшинству, по праву первородства: Великий Князь БОРИС ВЛАДИМИРОВИЧ, Великий Князь АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, Великий Князь ДМИТРИЙ ПАВЛОВИЧ, Князь ВСЕВОЛОД ИОАННОВИЧ, Князь ГАВРИИЛ КОНСТАНТИНОВИЧ, Князь ГЕОРГИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ, Князь РОМАН ПЕТРОВИЧ, Князь АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, Князь НИКИТА АЛЕКСАНДРОВИЧ. Князь ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, Князь РОСТИСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ, Князь ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ.

11/24 Октября 1938 г.

Гавриил Всеволод Борис Андрей Дмитрий (Подписи Великих Князей Бориса Владимировича, Андрея Владимировича и Дмитрия Павловича, Князя — впоследствии Великого Князя — Гавриила Константиновича и Князя Всеволода Иоанновича, присутствовавших на собрании)” 127.

Вероятно, это заявление было разослано всем или большинству Членов Рода Романовых или хотя бы поименованным в нем, и некоторые из них, должно быть, откликнулись на него в духе письма Князя Андрея Александровича. Но почему же в книжке не воспроизводятся эти ответы? Да потому, что сторонникам Князя Владимира Кирилловича важен именно этот отклик! Они хорошо знали права престолонаследования и очередь Князя Андрея Александровича в них и что она намного опережает очередь гипотетических прав Князя Владимира Кирилловича, так как после наследницы по праву первородства Императора Александра III и Его Потомства перед Великим Князем Владимиром Александровичем и его потомством — Великой Княгини Ксении Александровны следует ее старший сын Князь Андрей Александрович. Устроители династического подлога ставили Князя в очередь его отца — Великого Князя Александра Михайловича, который, как внук от младшего сына Императора Николая I, шел, естественно, после потомства Императора Александра II, уступая им по праву первородства. Но почему же никто не возразил против узурпации их прав?

Обращает на себя внимание частный характер письма Князя Андрея Александровича, ни к чему серьезному не обязывающий, да и заявление Князь отказался подписывать. Вполне возможно, что апатия, равнодушие были деланными. И Великая Княгиня Ксения Александровна, и ее старший сын прекрасно сознавали свои права на престолонаследие и свою очередь в них. Но членами Рода к тому времени хорошо была усвоена простая истина: всякая монархическая самобытность, самостоятельность, не санкционированная масонством, равносильна самоубийству. 19 представителей Рода Романовых были замучены и расстреляны врагами Православной Самодержавной России, включая даже тех, кто некогда по слабости душевной сотрудничал с масонами. Тьмы православных монархистов, верных заветам предков, уже пали от рук тайных и явных палачей в России. Гибли искренние, независимые монархисты от рук наемных убийц и масонских агентов в эмиграции. “Так был отравлен генерал Врангель и похищен генерал Кутепов, а позже — его заместитель генерал Миллер” 128. В 1938 году в автомобильной катастрофе погиб Граф Георгий Михайлович Брасов — единственный сын от морганатического брака Великого Князя-Мученика Михаила Александровича.

Однако в результате Второй Мировой войны, в результате изменения общей политической ситуации в мире, одним из кардинальных признаков которой было появление государства Израиль, как реакция на это наметился рост общеправославного движения, долженствовавшего противостоять нарастающему антихристианству. С Православием нерасторжимы идеи Православной Монархии. Острая борьба вызвала новый всплеск национального самосознания в русской эмиграции. Она уже не могла равнодушно взирать на новую “деятельность” Князя Владимира Кирилловича.

Следующий шаг, предпринятый самозваным “Великим” Князем, была его женитьба. Вот что об этом пишет К.Веймарн в работе “Истинное Возрождение и Реставрация”:

“В 1948 году кн. Владимир Кириллович тайно женился на княжне Леониде Георгиевне Багратион-Мухранской в греческой церкви в Швейцарии. Княжна Леонида Георгиевна была замужем гражданским браком за американцем Кирби и через год с ним развелась, имея от него дочь — Елену Кирби. Кто такие Кирби известно. Еще требуется официально доказать происхождение княжны Леониды Георгиевны. Ее мать урожденная Золотницкая из Тифлиса. Известно, что Золотницкие, жившие в Тифлисе, были евреи, и что мать кн. Леониды Георгиевны — чистокровная еврейка. Конечно, вопрос еврейской крови в жилах княжны Марии Владимировны очень важен” 129.

Тут остается добавить, что, по некоторым сведениям частного характера, родная сестра Елены Золотницкой некоторое время была в гражданском браке с Лаврентием Берия, и от этого недолгого сожительства имеется потомство, а еврейский коммерсант Кирби — родственник банкира Янкеля Шиффа, на чьи деньги делались все русские революции.

Факт еврейской крови, разумеется, требует дополнительных генеалогических исследований. По меткому выражению Шульгина, “во многих русских аристократических семьях явственно заметна “еврейская бабушка”. Именно защитой от “просачивания” еврейской крови в Российскую Императорскую Династию, не менее чем какими-либо другими причинами, объясняется строгость Закона об Императорской Фамилии и его неослабное применение последним Российским Государем Николаем Александровичем. Есть, однако, иные мотивы, заставляющие нас подробнее остановиться на этом браке.

По Основным Законам Российской Империи право на престолонаследие имеет потомство только от династического брака. Для того, чтобы представить брак Князя Владимира Кирилловича как бы династическим, был проделан простейший трюк. Обратимся к тексту брошюры от 1985 года “Наследование Российского Императорского Престола”.

“В 1946 году, когда Великий Князь Владимир Кириллович еще не был знаком со Своей будущей Супругой, с Которой Он вступил в брак два года спустя. Он получил запрос от Члена Испанского Королевского Дома Инфанта Дон Фернандо, Принца Баварского, содержание которого Великий Князь пояснил в Акте, изданном 5 декабря 1946 года:

“Его Королевское Высочество Инфант Дон Фернандо, Принц Баварский, запросил меня, перед вступлением Его дочери Инфанты Мерседес во брак с Князем Ираклием Георгиевичем Багратион-Мухранским, могу ли Я, принимая во внимание факт независимости Грузии от 1918 до 1927 г., как и настоящее положение ее Царской Семьи, считать предполагаемый брак равнородным.

Переданный, через испанского посланника в Берне — графа де Балейна, Мой ответ Инфанту был положительный, ибо, после продолжительного и тщательного изучения истории Грузии и Грузинского Вопроса, испросив совета Моего дяди Е.И.В. Великого Князя Андрея Владимировича, брата Моего покойного Родителя, Моих советников, и после письменного сношения с профессором-историком М.Мускелишвили, Я считаю справедливым и полезным признать ее членов именоваться Князьями Грузинскими и титуловаться Царскими Высочествами. Главой этой семьи является, ныне здравствующий, Князь Георгий Александрович...”

Следует здесь напомнить, что Великий Князь Андрей Владимирович 130, сам юрист по образованию, был тогда самым компетентным авторитетом в области русских законов о престолонаследии. И Он и другой Член Императорского Дома, чье мнение было тогда запрошено — Великая Княгиня Мария Павловна — считали, что юридическое положение Домов Романовых и Багратионов, как бывших царских династий, было тогда одинаковым.

Таким образом, когда два года спустя Великий Князь Владимир Кириллович решил Сам вступить в брак с Членом Дома Багратидов, вопрос о равнородности этого брака уже не возникал... На этом можно было бы поставить точку. Однако, ввиду неосведомленности столь многих людей в этом вопросе, мы скажем здесь несколько слов о прошлом Дома Багратидов”.

Автором брошюры четко проводится мысль, что род Багратидов сохранял свое царское достоинство и что за время существования Грузии под сенью Российской короны формального акта об отмене этого достоинства не было;

'Этот вопрос просто не поднимался. Не поднимался он и в 1911 году, когда Княжна Императорской Крови Татиана Константиновна вступила в брак с Князем Багратионом-Мухранским. Перед этим Княжна Татиана Константиновна отреклась от своего права престолонаследия. Как было сказано выше, никаких выводов из этого о династическом положении Князя Багратион-Мухранского нельзя сделать, так как такое же отречение принесла Великая Княжна Ольга Николаевна, будущая Королева Вюртембергская, перед вступлением в брак” 131.

Однако мы можем возразить автору книги. Всякому отречению от прав престолонаследия предшествовали конкретные причины. В первом случае одни, во втором — другие. И если эти причины не оговаривались в самом акте отречения, это вовсе не означает, что их не существовало, что их нельзя узнать и исследовать. Очевидно, что в случае с Княжной Татианой Константиновной причиной отречения был именно морганатический, неравнородный характер брака с Князем Багратион-Мухранским. Но не будем углубляться в дальнюю историю. Даже если предположить, что предки Князя Георгия Александровича Багратион-Мухранского, начиная от последнего Царя рода Багратидов — Ираклия — на всем протяжении последовательно заключали равнородные, династические браки, ради сохранения в роду царского достоинства (а это скорее всего не так), то его собственный брак с госпожой Золотницкой вряд ли можно таковым считать под любым углом зрения, так как история не знает такого владетельного или же царственного дома 3олотницких! Таким образом, сконструированная ловкими юристами и генеалогами “исключительность” Князя Владимира Кирилловича и его потомства по сравнению с другими Членами Дома Романовых, состоящих в морганатических браках, попросту говоря, оказывается липовой.

Дотошное следование букве отдельных статей Основного Закона Российской Империи в доказательстве исключительных прав престолонаследия этой ветви Дома Романовых на самом деле является тем словесным туманом, за которым удобно скрывать действительное положение вещей. Прием не новый, но уже основательно опробованный еще помощниками Великого Князя Кирилла Владимировича. Когда для их политической интриги нужно было скрыть возможность передачи Престола по женской линии в старшей ветви Императора Александра III, они делали словесный упор на преимущественное право мужского наследования. Теперь же, когда стало ясно, что сыновей у Князя Владимира Кирилловича не ожидается, а есть только дочь, наемные крючкотворы вспомнили о порядке престолонаследия по женской линии. Правда, прежней “забывчивости” способствовало и господствующее мнение, не соответствующее букве Основного Закона, сложившееся еще до революции.

Вследствие этого мнения считалось, что в ситуации 1905 года в случае смерти Государя Императора Николая II, в случае смерти Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, в случае смерти Великого Князя Михаила Александровича и в случае смерти Великого Князя Владимира Александровича — дяди Императора и отца Великого Князя Кирилла Владимировича — первоочередное право на престолонаследие переходит Великому Князю Кириллу Владимировичу. То есть он считался четвертым по очереди наследования Престола.

Объясним, откуда возникло такое мнение. С эпохи царствования Императриц в XVIII в., чреду которых прервал своим знаменитым Актом о порядке престолонаследия Император Павел I, появилось устойчивое предубеждение против Императриц Помазанниц. А так сложилось, что и у самого Императора Павла Петровича, и у Его Сына — Государя Николая I, и у Императоров Александра II и Александра III было в достатке сыновей, и ситуация престолонаследия по женской линии была лишь гипотетической.

Кроме того, эта ситуация вызывала и психологическое отторжение, ибо в таком случае виделась как бы смена династии, пусть и родственная, но все же смена. Богу было угодно, чтобы у последнего Царя сначала родилось четыре дочери — Великия Княжны Ольга, Татиана, Мария и Анастасия Николаевны, и лишь последним родился Сын, провозглашенный Наследником Цесаревичем. По законному преимуществу мужского рода перед женским Он наследовал Престол в первую очередь, за ним же по закону право престолонаследия переходило от старшей Великой Княжны Ольги Николаевны до младшей — Анастасии Николаевны и лишь после них по закону мог наследовать престол Великий Князь Михаил Александрович.

Поскольку у него не было детей в династическом браке, после него Наследование переходило сестре Государя Императора Николая II и Великого Князя Михаила Александровича, старшей дочери Императора Александра III — Великой Княгине Ксении Александровне, которая была замужем за внуком Императора Николая I — Великим Князем Александром Михайловичем.

После нее шла очередность ее семи детей, начиная с князя Андрея Александровича, после них к бездетной тогда еще Великой Княгине Ольге Александровне, бывшей тогда замужем за Принцем Ольденбургским, и лишь после исчерпания всего этого потомства Императора Александра III очередность права престолонаследия переходила к третьему сыну Императора Александра III — Великому Князю Владимиру Александровичу, от него к его потомству, начиная с Великого Князя Кирилла Владимировича, затем к его младшим братьям и так далее.

В формировании ложного мнения об очередности в правах на престолонаследие сыграл и тот факт, что сразу после рождения Великой Княжны Ольги Николаевны Государь не объявил ее Наследницею Престола: во-первых, Он очень ждал рождения Сына и думал, что следующим ребенком будет мальчик, во-вторых, он не хотел лишать титула Наследника Цесаревича Своего брата Великого Князя Георгия Александровича, больного чахоткой и умершего в 1899 году. Кроме того, после смерти последнего в России заметно стала обостряться политическая обстановка; естественно, что Государь, не оставляя упования на Бога, в надежде на рождение Сына Наследника не стал торопить события, провозглашая Свою старшую Дочь Наследницей. Тем более в 1917 году к моменту Своего отречения за Себя и Своего Сына, он не мог переложить бремя власти воюющей страны, да к тому же охваченной пожаром заговора и революции, на Царевну Ольгу Николаевну 132, поэтому Он отрекся в пользу Великого Князя Михаила Александровича.

Но эти конкретные причины никак не отменяли собою существо порядка престолонаследия, изложенного в Основных Законах Российской Империи, смысл которых сводится к тому, что и младший брат и его потомство имеет преимущество перед старшей сестрой и ее потомством, но предпочтительность мужского поколения действует только в потомстве последнего Императора, и лишь когда оно полностью исчерпывается, право престолонаследия переходит к потомству предыдущего Императора.

Утверждению ложного мнения об очередности права на престолонаследие способствовала и очередность записи имен в Родословной Книге Российского Императорского Дома. Но, как мы уже указывали, очередность эта там имела иное основание. Опять напомним статьи 142 и 143: “Внесение имен в родословную книгу имеет быть доказательством сопричтения к поколению Императорскому” и “Родословная книга служит основанием к распорядку пенсий, уделов и денежных награждений Членов Императорского Дома. Она хранится в Кабинете Его Императорского Величества”.

Но если бывший сенатор Н.Корево в своих хитроумных юридических построениях об очередности престолонаследия апеллировал к Родословной книге, то анонимный составитель подобной брошюры от 1985 года ссылается на... “Придворный Календарь на 1917 год”, который, конечно же, может быть источником кратких сведений о здравствовавших тогда Членах Российского Императорского Дома, но никак не может быть рассматриваем как Государственный Акт, на основании которого можно судить об очередности наследных прав на Российский Престол! 133

Давайте вернемся к ситуации 1924 года. На основании вышеизложенного можно определенно утверждать, что своим самозваным манифестом Великий Князь Кирилл Владимирович узурпировал права на Российский престол Великой Княгини Ксении Александровны, и у наследующего от нее старшего сына Князя Андрея Александровича 134. А если принять во внимание, что к тому времени Князь Андрей Александрович вступил в морганатический брак, в котором у него уже родились к 1924 году сыновья Михаил (1920) и Андрей (1923), то это было покушение на права его младших братьев.

В те годы морганатический брак еще мог быть причиной формального отрешения Члена Императорской Фамилии от прав на престолонаследие. Но нынешняя ситуация совершенно иная. Если мы пойдем по дороге, мощеной “Великим” Князем, признавая незыблемость Закона, писанного для определенной эпохи, для определенного порядка вещей, то ради упования на возрождение Православного Русского Царства в путях строго книжного законничества, мы будем вынуждены закрыть глаза на явный подлог, мы будем вынуждены обмануть себя и, что хуже, русский народ, который может нам поверить.

Но что же делать с Законом о династических браках? Неужели ради сохранения истины и одновременного сохранения буквы Закона мы должны вовсе отказаться от воскрешения нашей Святой Отчизны — Православной Руси?! Ведь сейчас не осталось ни одного подлинного династического брака в Императорском Роде Романовых!

Никакой самый разумный, самый подходящий для своего времени Закон не может быть препятствием для исполнения великой и страшной клятвы, данной нашими предками за весь русский народ, за всех своих потомков до кончины века, до Страшного Суда на Великом Земском Соборе 1613 года — клятвы быть верными Царственному Роду Романовых, избранному в лице Михаила I Феодоровича на том Соборе.

Проклятия, которое произнесли наши мудрые, Богом вдохновенные предки против преступников клятвы, в полной мере пали на наши головы, до дна испиваем мы чашу этих проклятий и ищем деятельного покаяния, ищем освобождения от заклятия, которое легло на нас на наше сознание после отступничества в 1917 году и после предания в руки цареубийц-изуверов нашего Царя и Его Святого Семейства.

Вот это покаяние, его благодатные плоды и хотят у нас похитить те, кто некогда руководил великим отступником Князем Кириллом Владимировичем. Как он, кто в числе первых нарушил клятву Собора, предав своего законного Государя и введя в соблазн великое множество народа, может быть тем корнем, от которого возродится на Руси Царский Род?! Как его сын, который теперь учит нас со страниц “Огонька”, что такое есть Православный Царь — Помазанник Божий, соавтор лукавого подлога, может наследовать Святой Российский Престол?!

Видно, велики грехи наши, если Господь хоть ненадолго попустит такое... Был Святополк, были предатели в родне Благоверного Великого Князя-Страстотерпца Андрея Боголюбского, в день памяти которого была уничтожена Царская Семья, были Лжедмитрии, был Лжепетр — Пугачев, сколько было беззаконных властителей с февраля 1917? — десять! Все это было и есть пока. Будут какие-то испытания и в ближайшем, грядущем, страшном времени... Но не обойдется красота Божьего творения без покаяния России, такому не бывать!

^ Конечно же, истину о России последних лет в чреде Последних Времен провозгласит новый Земский Собор, подобный великому Всероссийскому Собору 1613 года, наше сегодняшнее покаяние заключается еще и в том, чтобы мы исподволь постепенно подготавливали себя, наше национальное русское православное сознание к высокой ответственности Собирания.

Уместно было бы в заключение этих тревожных заметок порассуждать, какими же признаками можно было бы руководствоваться при рассмотрении возможных претендентов на предсказанное многими русскими святыми-пророками последнее православное Царствование. При отсутствии нужных писаных узаконений наши предки для разрешения сложных жизненных вопросов обращались к традиции, к историческим прецедентам. Ведь и Акт о престолонаследии, утвержденный Государем Императором Павлом I, послуживши основанием для всех последующих Законов, посвященных этому вопросу, в свою очередь, основывался на древнерусской традиции наследования.

До закона Павла I действовал Указ Императора Петра Великого, который утверждал, что наследник Престола назначается Царствующим Императором. И такая традиция обнаруживается в нашей богатой и многообразной истории. Тут надо обратить внимание, что сам Петр I, как Отец и Дед его в строго европейском смысле не состояли в династических браках, простым народом и отечественной знатью это воспринималось как явление вполне допустимое.

После смерти старшего сына Иоанна Грознаго — Царя Феодора Иоанновича — прямых наследников вовсе не осталось. Напряжением всех духовных сил преодолевая великую Смуту, русский народ собрал в 1613 году Земский Собор, на котором из нескольких именитых претендентов на Престол был избран самый ближайший родственник последнего Царя из Рода Рюриковичей — юный боярин Михаил Феодорович Романов.

Если еще до будущего соборного решения рассматривать вопрос о том, кто из ныне здравствующих представителей Рода Романовых, чья старшая ветвь остается ближайшей по родству к Последнему Царю-Мученику, можно определенно сказать, что таковым является потомство Великой Княгини Ксении Александровны.

В первую очередь ее внук — сын старшего Сына Князя Андрея Александровича (1897-1981) — Князь Михаил Андреевич. Что о нем известно: родился в 1920 году, в 1935-1938 годах он учился в Англии в Виндзорской Военной Школе, во время Второй Мировой войны служил в Британском флоте лейтенантом морской авиации. Сейчас Князь проживает в Австралии, детей у него нет.

За ним следует его родной брат Князь Андрей Андреевич (1923 г.р.) и его сыновья Князья Алексей (1953 г.р.), Петр (1961 г.р.) и Андрей (1963 г.р.). Затем следует сын Князя Феодора Александровича (1898-1968) Князь Михаил Феодорович (1924 г.р.) и его сын Князь Михаил Михайлович (1959 г.р.). Затем очередь детей Князя Никиты Александровича (1909-1974) — Князя Никиты Никитича (1923 г.р.) и его сына Князя Феодора Никитича (1974 г.р.) и брата Князя Никиты Никитича — Князя Александра Никитича (1929 г.р.) и т.д.

После исчерпания сначала мужских, а потом женского поколения потомков Великой Княгини Ксении Александровны, следуют дети Великой Княгини Ольги Александровны от морганатического брака с полковником Н.Куликовским, разрешенного еще Самим Государем, это в первую очередь ее сын Его Высочество Тихон Николаевич Куликовский-Романов и т.д.

И только после потомков Великой Княгини Ольги Александровны может подразумеваться очередность потомков Императора Александра II сначала Ветви Великого Князя Владимира Александровича, затем Ветви Великого Князя Павла Александровича, следом потомки Императора Николая I. Однако, чаемый Собор, очевидно, будет рассматривать всю совокупность Рода Романовых и Их родственников, не следуя субъективно начертанным схемам.

Отрадно отметить среди возможных претендентов на Российский Престол сразу четырех Князей Михаилов 135. Ибо, как сказано в Писании: И восстанет в то время Михаил князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжелое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге (Даниил 12:1).

Январь-Декабрь !990 г.. 1991 г., Февраль 1994 г.

3169698600106998.html
3169853991750085.html
3170001716708647.html
3170110793652487.html
3170258625302844.html