Коринны Хофманн «Белая масаи» - страница 3

.(смеясь) – Три полных луны.


1 В. – За полчаса до отъезда Лкетинга и Коринна в сопровождении двух других масаи вошли в отель. Заспанные белые туристы, тоже уезжавшие в то утро, с интересом посмотрели на них.


4 В. – Когда пришло время Коринне садиться в автобус, Лкетинга обнял ее и сказал:

«Нет проблем, Коринна. Я буду здесь тебя ждать».


3 В. – Затем он поцеловал меня в губы, чем немало меня удивил. Тронутая до глубины души, я села в автобус и помахала рукой, вскоре мой масай растворился в темноте.

муз. пауза

2 В. – В Швейцарии Коринна продала все свое имущество, всю свою движимость и недвижимость, свой бутик. Вырученные деньги положила в банк и была счастлива от полной свободы!


3 В. – Меня охватило восхитительное чувство свободы. Мне хотелось закричать и поделиться со всеми своим счастьем и своими планами. Я свободна, свободна, свободна! У меня больше нет никаких обязательств, нет забитого счетами почтового ящика, и я больше не увижу унылой, промозглой зимы. Я не знала, какая жизнь меня ждет в Кении, не знала, получил Лкетинга мои письма или нет, а если получил, правильно ли их ему перевели. Я не знала ничего, просто наслаждалась счастливым ощущением невесомости.


1 В. – Друзья, коллеги по работе, все, кто знал Коринну, не понимали, что она творит. Убеждать ее в безрассудстве поступков, отговаривать от поездки в Кению было бесполезно. Она никого не хотела слушать.


3 В. – Да поймите вы все, я никогда ничего не делаю наполовину. Я люблю Лкетингу, и Кения для меня стала второй родиной.

Особенно болезненным стало мое решение для мамы, хотя я чувствовала, что она понимает меня лучше других. Она молилась за меня и надеялась, что я найду то, что ищу, и обрету счастье.


2 В. – С огромным чемоданом, в котором лежали подарки для Лкетинги и Присциллы, а самое главное – свадебное платье, Коринна возвращалась в Кению, как она надеялась – навсегда.

3 В. – Уже через 15 часов я буду на своей новой родине. С такими мыслями я села в самолет, удобно устроилась в кресле и, глядя в иллюминатор, стала жадно впитывать последние виды Швейцарии. Я не знала, когда снова окажусь здесь.

В Кении меня должны были встречать Лкетинга с Присциллой.


1 В. – Но в аэропорту Момбасы встречала ее только Присцилла.

3 В. – А где Лкетинга?


1 В. – Я не знаю, где он. Я не видела его больше двух месяцев. О нем ходит много слухов, но я не знаю, что в них правда, а что вымысел.


1 В. – И Присцилла неохотно поведала своей белой подруге все, что ей было известно. Один знакомый сказал ей, что Лкетинга уехал домой, к маме, потому что заболел.


3 В. – Заболел?


1 В. – Да, наверное он заболел из-за того, что не получал от тебя писем.


3 В. – Что? Я отправила Лкетинге, по крайней мере, пять писем.


1 В. – Куда же?


3 В. – Я показала Присцилле индекс почтового отделения на северном побережье.


1 В. – Тогда неудивительно, что Лкетинга не получил ни одного твоего письма. Этот ящик принадлежит всем масаи северного побережья, и каждый может достать из него все, что пожелает. Поскольку Лкетинга не умеет читать, эти письма от него, скорее всего, утаили.


3 В. – Я не могла в это поверить: я думала, что все масаи друзья. Кто же мог так поступить?


2 В. – Тогда Коринна впервые узнала о зависти, которая царила между воинами масаи здесь, на побережье.


4 В. – Перед отъездом Коринны три месяца назад некоторые масаи посмеивались и издевались над Лкетингой, говорили: «Такая молодая, красивая и богатая женщина точно не вернется в Кению к нищему чернокожему». Наивный Лкетинга им поверил, поскольку действительно не получил ни одного письма.


3 В. – Я решила найти Лкетингу во что бы то ни стало!


2 В. – Зачем ты его ищешь? Говорят, что не деньги, которые ты оставила ему на паспорт, он уехал в Ватаму Малинди и прогулял их там с африканскими девицами.


3 В. – Не верю я в это!


1 В. – Никогда не выходи замуж за африканца. Они неверные и плохо обращаются с женщинами.


3 В. – Мой Лкетинга другой!


2 В. – Рассказывают, что Лкетинга сошел с ума и его забрали домой. Там он женился на молодой девушке, и в Момбасу больше не вернется.


3 В. – Стоп! С меня хватит этих вздорных сплетен. Найду Лкетингу, и он сам мне все объяснит.


1 В.–Но найти воина масаи почти невозможно. Они постоянно переходят с места на место. Пока они не женаты, у них нет дома, и только его мама, возможно, знает, где он.


2 В. – Но где проживает мама Лкетинги, никто не знал.


1 В. – Возможно в одной из деревень к востоку от Найроби – столицы Кении, где находится самое крупное поселение масай?


3 В. – Значит, надо ехать в тот район и искать весточку о Лкетинге там. Присцилла, ты поможешь мне найти моего масаи?


1 В. – Конечно, Коринна, ведь мы же подруги. Тем более, что в тех краях я не раз бывала.


2 В. – Первым пунктом их долгого путешествия была столица Кении Найроби, до которой они девять часов тряслись по пыльной ухабистой дороге в старом полуразвалившемся переполненном автобусе. Коринне очень хотелось как можно больше узнать о столице своей новой родины. И вот что она вычитала о Найроби из различных рекламных буклетов, журнальных статей, узнала из рассказов местных жителей.


1 В. – Как уже отмечалось, долгое время столицей Кении был порт Момбаса с многовековой историей. Но положение изменилось, когда на исходе XX века с побережья к истокам Нила, в Уганду, потянулась нить железной дороги. Найроби, получивший название от искаженного масайского «энкаре ньороби» («место, где течет холодная вода»), оказался посередине стратегически важной транспортной магистрали. Крошечная станция, притягивая все новых и новых жителей, в 1907 году, получив статус города, была провозглашена столицей.


2 В. – На решение о переносе столицы повлияла не только центральная позиция Найроби, но и его климат. Город, расположившийся всего в сотне километров от экватора, не кажется жарким даже европейцу. Почти два километра над уровнем моря делают свое дело – круглый год дневная температура колеблется вокруг отметки +25о, а ночная редко опускается ниже +15о. Прозвище Город вечной весны Найроби получил недаром, и после удушливо-липкой Момбасы показался колониальной администрации прохладным и живительным раем.

Высокогорье избавило Найроби от еще одного бича африканских мегаполисов – малярии, которая не забирается выше полутора километров.


1 В. – Правда, со временем начинаешь понимать, что великолепие климата относительно. Прямые лучи экваториального солнца без труда пронизывают разреженный воздух и жалят, как осы, недостаток кислорода погружает в сонливость, а отклонение температуры от заданных параметров на пару градусов, неощутимое на равнине, кажется небывалой жарой или жестоким заморозком.

Но если говорить о туристах, то за короткий промежуток времени своего тура они не сильно страдают. «Хилтон», «Интерконтиненталь», «Гранд Ридженси», «Норфолк», «Сафари Парк-отель» готовы разместить и обслужить гостей по высшему разряду. Есть входящий в рейтинг лучших ресторанов мира «Карнивур», где на глазах клиента на гриле зажарят зебру, антилопу, страуса, жирафа, крокодила.


2 В. – В столице Кении есть уникальный Найробийский национальный парк: сто квадратных километров саванны на окраине города со всеми популярными африканскими животными. Въехать в заповедник можно прямо с городской улицы. Если повезет, на заднем плане фотографии носорога, льва или зебры получится силуэт небоскребов.


3 В. – В Найроби мы сели в автобус в направлении Ньяхуруру. Нам снова предстоял долгий шестичасовой переезд, а оттуда мы отправились в небольшой масайский городок Маралал, где я надеялась что-то узнать о Лкетинге. В автобусе я заметила нескольких воинов масаи и больше не чувствовала себя такой чужой. Пассажиры разглядывали меня очень внимательно, потому что во всех автобусах я была единственным белым человеком.


1 В. – На одной из остановок Присцилла купила кока-колы. «Коринна, пей экономно, потому что тебя будет мучить жажда. Мы поедем по проселочной дороге, и будет много пыли. До Маралала ты не увидишь ничего, кроме кустарника и пустыни».


2 В. – Автобус тронулся, и примерно через 10 минут свернул с более-менее ровного шоссе на красную ухабистую проселочную дорогу.

Автобус немедленно наполнился пылью. Пассажиры, сидевшие возле окон, немедленно их закрыли, остальные завернулись в платки или прикрыли лица кепками.

3 В. – Теперь я поняла, почему свободными оставались только задние места. Автобус ехал медленно, но то и дело подпрыгивал на глубоких рытвинах, и мне приходилось крепко держаться, чтобы не упасть с сиденья. «Присцилла, сколько нам еще ехать?»


1 В. – Если не будет аварии, то 4-5 часов, хотя здесь всего 120 км.


3 В. – Я пришла в ужас, и только мысли о Лкетинге позволили мне пережить этот отрезок пути и найти в нем даже что-то романтическое.

Наконец мы приехали в Маралал.


1 В. – «Теперь, Коринна, нам понадобятся терпение и удача» - сказала Присцилла - «с фотографией Лкетинги мы будем ходить по всему городу от хижины к хижине – вдруг кто-нибудь из жителей узнает твоего масаи и укажет нам, где живет его мама».


3 В. – С фотографией в руках мы обошли весь поселок несколько раз, за нами всюду следовала ватага детей, которые возбужденно болтали и смеялись. Из их речи я улавливала только одно слово: «мзунгу, мзунгу» - «белая, белая».

После долгих хождений нам, наконец, повезло. Один из местных воинов масай сказал, что знает Лкетингу, и объяснил нам, как добраться до селенья Барсалой, в котором проживает его мать. «Это недолго», - сказал он - «часа два-три ходьбы».


1 В. – «Коринна, - сказала Присцилла - давай сегодня отдохнем в Маралале, а завтра двинемся в путь. Я так устала».


3 В. – Нет, нет, Присцилла. Мы сейчас же пока не стемнело, двинемся дальше. Мы должны сегодня же сто-то узнать о Лкетинге.


2 В. – Они шли по узкой тропинке, и вдруг в кустах раздался шорох.


1 В. – Присцилла крикнула: «Коринна не двигайся! Если это буйволы, замри на месте!»


3 В. – В ужасе я попыталась представить себе образ буйвола. Мы стояли не шевелясь, пока я примерно в пятнадцати метрах от нас не заметила что-то светлое с черными полосами.


1 В. – Присцилла с облегчением рассмеялась: «Ах, это зебры!»


3 В. – Мы пошли дальше. Шли мимо масайских жилищ – маньятт, детей, козьих и коровьих стад. Я места себе не находила от волнения. Когда мы, наконец, придем? Здесь ли мой любимый – или все усилия были напрасны? Есть ли у меня еще шанс? Я тихо молилась.


2 В. – Но вот впереди появилось русло реки, и на берегу Коринна и Присцилла увидели несколько простых хижин. Под большим плоским деревом сидели взрослые и дети. Все устремили свой взор на Коринну.


1 В. – Присцилла с портретом Лкетинги подошла к сидящим возле дерева и вскоре вернулась к Коринне: «Коринна, идем, я узнала, Лкетинга здесь, вон в той маньятте, возле которой из земли торчат два копья».


3 В. – Заметив, что я не в силах двинуться с места, она нагнулась и вошла в хижину. Присцилла произнесла несколько слов, и я услышала голос Лкетинги. Не выдержав, я протиснулась вперед. То, как удивленно и радостно посмотрел на меня Лкетинга, я не забуду никогда.


4 В. – Лкетинга слабый от болезни лежал в крошечной хижине на подстилке из коровьей шкуры за дымным костром – и внезапно рассмеялся.


3 В. – Присцилла посторонилась, насколько это было возможно, и я бросилась в распростертые объятия моего масаи. Мы долго не выпускали друг друга.


4 В. – Я всегда знать, если ты меня любишь, то придешь ко мне домой.


3 В. – Эта встреча была самым прекрасным мгновением в моей жизни. В ту минуту я поняла, что останусь здесь, пусть даже у нас нет ничего, кроме нас самих.


4 В. – Лкетинга будто прочел мысли Коринны и сказал: «Теперь ты моя жена, ты остаться со мной как жена масаи».


3 В. – Я была на седьмом небе от счастья.


1 В. – Присцилла скептически посмотрела на Коринну и спросила, уверена ли она, что не хочу вернуться домой, в Швейцарию. «Здесь тебе будет очень трудно. Есть почти нечего, спать придется на земле».


3 В. – Мне это безразлично. Где живет Лкетинга, там смогу жить и я!


2 В. – Мама не сводила с Коринны глаз. У нее была совсем черная кожа и бритая голова правильной формы. На шее и в ушах пестрели разноцветные кольца из бус. Она была полная по масайским меркам. Ноги прикрывала грязная юбка. Ее окружали, как потом узнала Коринна, внуки, которых по местному обычаю воспитывали не родители, а бабушка.

3 В. – Внезапно она протянула мне руку и сказала:


2 В. – «Джамбо». Затем произнесла длинный бурный монолог.


3 В. – Я посмотрела на Лкетингу.


4 В. – Мама дала нам свое благословение, мы можем остаться в ее хижине.


1 В. – Вскоре состоялась и свадьба.


(отрывок из к/ф «Белая масаи» - свадьба)


1 В. – Обычно фильмы о зарождении и развитии прекрасной романтической любви заканчиваются свадьбой.


2 В. – Ну а что после свадьбы?


1 В. – А после свадьбы наступают семейные будни с радостями и горестями, с воспитанием детей и семейными ссорами. В общем, все как в любой семье. Только одни семейные пары, любящие и понимающие друг друга, плывут в семейном ковчеге по океану жизни, поддерживая и помогая друг другу, другие, несмотря на, казалось бы, «большую любовь» в начале, рано или поздно начинают распадаться. Вот в эту вторую категорию семейных пар, увы, попали и Коринна с Лкетингой.


2 В. – Причин, почему через четыре года Коринна с маленькой дочкой, можно сказать, сбежала в Швейцарию, много. Но главная все же, как мы уже отмечали, разность менталитетов, нравственных ценностей.

Ну вот, например, такая ситуация.


1 В. – Как-то к Коринне в магазин прибежала соседка Анна и сказала, что беременной жене учителя стало плохо и ее нужно срочно в больницу, а машина есть только у Коринны.


3 В. – Дорогой, – сказала я Лкетинге, – нам нужно отвезти ее в Маралал, там ближайшая больница. Я одна с больной не справлюсь.


4 В. – Это не моя проблема, мне нужно искать моих коз.


3 В. – Я ошеломленно спросила. Неужели жизнь животного для него важнее жизни человека.


4 В. – Лкетинга возражений Коринны не понял и объяснил, что это ведь не его жена, а его коз через два часа, когда будет совсем темно, уже будет не спасти. С этими словами он вышел из магазина.


3 В. – Я не могла поверить, что мой муж может быть таким бессердечным. Жизнь жены учителя висела на волоске. Мы с Анной с огромным трудом доставили ее в больницу. Всю дорогу она кричала, умоляла спасти ее.

В больнице ее едва спасли, но ребенок погиб. Я долгое время не могла прийти в себя после этого случая. Больше всего меня возмутило поведение Лкетинги. Какой же он все-таки бесчувственный к чужой беде.


2 В. – Коринна, успокойся. Дело не в бесчувственности и бессердечии Лкетинги. На его месте поступил бы точно также любой масай.


1 В. – Для масаи домашний скот – коровы, козы – это все, это основа жизни, это еда, одежда, жилище. Если погибнет скот – погибнет от голода и вся семья.

на фоне музыки

2 В. – У народа масаи есть такая притча. Однажды почувствовал старый и мудрый Ле-ео, от которого пошел весь род масаев, что скоро позовет к себе на небо бог Энкаи, и решил он разделить все свое имущество между двумя сыновьями. Призвал Ле-ео сыновей к себе и спросил каждого из них, что бы они хотели иметь в жизни.

Первым ответил старший:


1 В. – Мне бы, отец, хотелось, чтобы у меня в доме была всегда земная пища.


2 В. – Хорошо, сын мой, – сказал он, – ты хочешь иметь земную пищу, ты ее будешь иметь. А что хочешь ты, мой сын?– спросил он младшего.


4 В. – Мне ничего не надо, отец. Оставь только мне что-нибудь на память о себе. И с меня хватит.


2 В. – Растрогался старый Ле-ео, долго не мог выговорить ни слова. Потом подозвал к себе младшего и сказал: «Бог даст тебе самое главное богатство, и будешь ты самым великим среди людей».

И с этими словами умер старый Ле-ео. Старший сын стал хозяином земли, и от него пошло племя банту, которое пашет землю и выковыривает из нее себе пищу.


4 В. – А младшему сыну достался весь скот. От младшего сына пошли масаи – самое счастливое племя и самое любимое богом. Масаи никогда не занимаются земледелием, только скотоводством. А то, что потом скот появился у других племен, масаи объясняют очень просто – этот скот у масаев украли банту и присвоили себе. Потому время от времени масаи совершают походы на другие племена, чтобы вернуть свой скот.


1 В. – Быть может вот сейчас, когда мы ведем рассказ о масае Лкетинге и его белой масайской жене Коринне, какой-нибудь клан масаев готовится к походу.


4 В. – Они выйдут ночью, совершив перед этим моление, обратившись лицом к Венере, звезде масаев, чтобы она помогла в их трудном походе.


конец музыки


3 В. – Я покидаю Лкетингу, потому что мы совершенно перестали понимать друг друга. Он часто бывает груб со мной, очень ревнив. Однажды в гневе даже заявил, что Напираи не его дочь. Моя «большая любовь» постепенно растаяла, оставив лишь след горечи. Но Лкетинга по-своему нас с дочкой любит и не хочет меня отпускать в Швейцарию, тем более с дочерью, а без Напираи я уехать не могу – она все, что у меня есть. Я пошла на хитрость, сказала, что хочу показать Напираи своей маме, а потом обязательно вернусь.


4 В. – Лкетинга не верил Коринне, боялся, что она уедет навсегда, и не подписывал разрешение на отъезд дочки, а без подписи отца Коринна не могла увезти Напираи с собой.


3 В. – Наступил мой последний день в Кении. Все, что успела нажить за 4 года – магазин, машину – я оставляла там. Муж потребовал, чтобы я взяла для Напираи минимум вещей. Я отдала ему все банковские карты, чтобы он поверил в то, что я вернусь. Кто же добровольно откажется от такого количества денег, машины и прибыльного магазина.


4 В. – Раздираемый сомнениями и не зная до конца, верить Коринне или нет, Лкетинга проводил ее с Напираи до Момбасы. Незадолго до отъезда в Найроби он все еще не подписал бумаги.


3 В. – Я в последний раз попросила его это сделать, сказав, что уеду в любом случае. Внутри меня была такая пустота, что по щекам не скатилось ни одной слезинки.


1 В. – Водитель завел двигатель.


4 В. – Лкетинга все еще был в автобусе и в десятый раз попросил другого пассажира перевести ему содержание документа, в котором было написано, что Лкетинга Лепармо-рийо позволяет своей жене выехать из Кении с их дочерью Напираи на три недели в Швейцарию.


1 В. – Водитель автобуса дал третий гудок.


4 В. – Лкетинга нацарапал на бумаге свою подпись и сказал: «Не знаю, увижу ли я вас с Напираи снова!» После этого он выскочил на улицу, и автобус тронулся.


3 В. – Только тогда по моим щекам потекли слезы. Я смотрела в окно и прощалась с проплывающим мимо знакомым пейзажем.


2 В. – Post Scriptum. 1998 г.

Коринна Хофманн родилась в 1960 году в городе Фрауэнфельд (Швейцария). Ее мать – француженка, отец – немец. Сейчас она живет со своей девятилетней дочерью в Швейцарии и работает продавцом-консультантом в сфере стоматологии. За это время она развелась со своим кенийским мужем, но по-прежнему поддерживает его семью материально.


1 В. – Мы рассказали, как зародилась эта необычная любовь и чем она закончилась, а все что между ними, жизненную начинку, если можно так выразиться, этой любви, вы узнаете из книги самой нашей героини.

Литература


  1. Хофманн, К. Белая масаи. – М. : РИПОЛ классик, 2011. – 416 с.

  2. Воляк, П. В тени масаи. // Вокруг света. – 2009. – № 11. – С. 207-222.

  3. Домогацких, М. Джамбо, Африка! – М. : Мысль, 1970. – С. 31-32.

  4. Поляков, А. В Найроби. // Эхо планеты. – 2005. – № 3. – С. 20-25.

  5. Поляков А. Масаи. // Эхо планеты. – 2005. – № 30. – С. 26-31.

  6. Акулова, Е. Дикая жизнь Восточной Африки. // Деловая неделя.–2007. – № 10. – С. 56-60.







3192602969372359.html
3192678955838274.html
3192786631989404.html
3192881391858422.html
3193003165424798.html