Автореферат диссертации на соискание ученой степени - страница 3

^ Апробация работы и публикации
Результат работы докладывались на отечественных и международных конференциях: “Оптика лазеров” (Ленинград, 1979 г, 1981 г, 1983 г, 1989 г, 1993 г); Всесоюзной конференции "Теоретическая и прикладная оптика" (Ленинград, 1986 г); Всесоюзном совещании по нерезонансному взаимодействию оптического излучения с веществом (Ленинград 1981, Вильнюс 1984 г); International Conference TFC'91 (Riga, 1991); Seventh European Meeting on Ferroelectricity (Dijon, France, 1991); CLEO/Europe'98 (Glasgow, Great Britain, September 13 -18); XXVI European Conf. on Laser Interaction with Matter (“ECLIM 2000”, Prague, 2000); 3 International Conference “Advanced optical materials and devices” ( Riga, Latvia, 2002); Совещании “Кремний – 2004” (Иркутск, 5 - 9 июля 2004); VI Всероссийской конференции “Проблемы создания лазерных систем” (г. Радужный 1-3 октября 2008 г). По материалам работы проведены семинары в ПИЯФ РАН (г. Гатчина) и НИТИ (г. Сосновый Бор). По результатам диссертации опубликовано 69 работ, в том числе 35 статей и 7 авторских свидетельств на изобретения СССР и патентов РФ. Диссертационная работа проводилась в рамках тематик НИР, выполняемых в НИИКИ ОЭП по заказам МОП СССР, Российского агентства по атомной энергии, МО РФ, Министерства промышленности и энергетики РФ.

Реализованы следующие научные результаты, полученные в диссертационной работе:

- результаты исследований в области формирования мощных лазерных пучков и минимизации их угловой расходимости использованы при создании в НИИКИ ОЭП шестиканальной лазерной установки “Прогресс” для решения задач ЛТС, при создании лазерного адаптивного стенда “ЛАС”, проекте №108 МНТЦ;

- техническая документация на ДУ, результаты исследования ДУ и оптимизации схем мощных лазеров с оконечными ДУ внедрены в РФЯЦ-ВНИИТФ;

- схема лазера с сопряженным резонатором и цилиндрическим объективом защищена патентом РФ и использована при создании в НИИКИ ОЭП лазерного маркера движущихся изделий;

- схемотехника формирования расходимости излучения близкой к дифракционной в ЗГ с сопряженным резонатором и разработанные ПВМС с системой управления внедрены в ИЛФИ РФЯЦ ВНИИЭФ.

^ Личный вклад автора

Участие автора в получении научных результатов заключалось как в постановке большинства экспериментов, так и в личном участии в экспериментах, обработке и интерпретации их результатов. Автор разработал большинство оптических схем лазеров и лазерных систем, предложил методику исследования точности наведения. Лично провел эксперименты по исследованию возможности использования ЦТСЛ внутри резонатора. Инициировал разработку технологии изготовления ПВМС на основе ЦТСЛ в НИИКИ ОЭП. Проанализировал возможности установки пластин ПВМС у одного из зеркала резонатора. Показал важность согласования размера пикселя ПВМС с диаметром внутрирезонаторной диафрагмы для получения угловой расходимости пучка близкой к дифракционной. Большинство публикаций статей, патентов и докладов на конференциях подготовлены автором работы.

На разных этапах исследований в работе принимали творческое участие сотрудники института: Чернов В.Н., Дмитриев Д.И., Жилин А.Н., Решетников В.И., Сиразетдинов В.С., Григорьев К.В., Котылев В.Н., Либер В.И., Ловчий И.Л.; сотрудники НИИ ФТТ Латвийского Университета: Э. Клотиньш и Ю. Котлерис; сотрудник НИИЭФА Фомин В.М. Автор благодарен сотрудникам ИЛФ Маку А.А. и Сомсу Л.Н. за помощь в постановке отдельных исследований, Н.Н. Розанову и его коллегам за создание программ расчета ДУ и коэффициентов передачи пространственных частот возмущений в канале. Автор благодарен директору НИИ ФТТ А. Штернбергу за предоставление образцов ЦТСЛ различного состава. Автор благодарен А.Д. Старикову и Н.И. Павлову за постоянный интерес к работе и ее поддержку.
^ Объем и структура диссертации
Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения и приложений, содержит 260 страниц машинописного текста, включает 129 рисунков, 8 таблиц, 191 ссылку на литературу. Во введении рассматривается актуальность, цель, и задачи диссертационной работы, научная новизна результатов, приводятся положения, вынесенные на защиту, практическая ценность полученных результатов, апробация работы и публикации, личный вклад автора. Кратко описывается содержание работы.
^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В главе 1 рассмотрены результаты исследований в области формирования высокоэнергетических лазерных пучков. Рассмотрены методы уменьшения расходимости лазерных пучков, особенности схемного построения лазеров с внутрирезонаторным управлением диаграммы направленности. В начале главы приведен краткий обзор своих работ и работ других авторов, посвященных разработке и исследованию методов повышения мощности лазерных пучков и разработке ДУ.

В разделе 1.1 рассмотрены причины ограничения энергии и ухудшения расходимости световых пучков в лазерных системах на неодимовом стекле.

Отмечается, что аподизация пучка эффективно подавляет дифракцию Френеля, но в реальных лазерных усилителях при числах Френеля N=15…30 не позволяет получить пучки с высоким коэффициентом заполнения γ, от которого напрямую зависит энергия пучка. Экспериментально продемонстрирована возможность почти двукратного (до 50 Дж при длительности импульса 10-9 с) увеличения энергии лазерного пучка при установке после предварительного усилителя аподизирующей диафрагмы с высоким коэффициентом заполнения пучка (γ ≈ 0.8) и ретрансляции плоскости её действительного изображения в наиболее нагруженные каскады (Ø45×630 мм) усилителя с помощью оптического ретранслятора [1]. Применение такой схемотехники приводит к тому, что при приближении к плоскости изображения диафрагмы дифракционные возмущения в пучке уменьшаются по амплитуде и полностью исчезают в плоскости изображения, что минимизирует отношение пиковой плотности энергии в пучке к средней плотности.

Использование вакуумных пространственных фильтров (ВПФ) [2] позволяет согласовывать апертуры усилительных каскадов, транслировать в канале плоскость изображения входной апертуры, в сильной степени предотвращает самовозбуждение усилителя, подавляет мелкомасштабные шумы, возникающие из-за наличия мелких дефектов в каскадах усиления. Показано, что использование ВПФ, который устраняет высокочастотный шум в пучке с энергией менее 5% от полной энергии, приводит к увеличению энергия пучка при последующем усилении почти в 3 раза, а МС возникает на граничной частоте пропускания ВПФ (рисунок 1).

Предложено вместо аподизирующей диафрагмы использовать жесткую диафрагму при установке за ней пространственного фильтра с широкой полосой пропускания [3,4]. Показано, что использование этих методов при коротком импульсе подавляет МС излучения и вызванную МС деполяризацию пучка [5].

Дальнейшее увеличение энергии пучка возможно только при использовании широкоапертурных выходных каскадов, из которых наиболее предпочтительны ДУ [6-8], обладающие высокой равномерностью усиления в поперечном сечении и малой величиной термооптических искажений [12].



Рисунок 1. Зависимость пропускания Т ВПФ от энергии Е входного пучка и зависимость Еφ(Е0) для φ = 0,75 мрад на выходе последующего усилителя от входной энергии Е0 в отсутствие (1) и при наличии (2) диафрагмы в фильтре. Сверху отложены значения интеграла распада пучка В для усилительного канала до ВПФ и для каскада Ø60 мм после фильтра. Граничная частота пропускания ВПФ Kгр≈ 37 см-1. Длительность лазерного импульса 1∙10-9 с.


Приведены результаты исследования многокаскадной лазерной системы с периодической пространственной фильтрацией и выходным ДУ [17], схема которой показана на рисунке 2. Впервые фильтровался пучок с энергией около 70 Дж. При длительности импульса 0,8 нс получен пучок диаметром 70 мм с энергией до 235 Дж (290 ГВт), 80% которой заключено в угловом растворе 0,75 мрад.



Рисунок 2 Схема установки. Апертуры усилительных каскадов УК1-УК6 равны Ø20, 30, 45, 45, 75 и 90 мм соответственно


На рисунке 3 приведены фотографии пучков в ближнем поле и дальней зоне на выходе лазера.



Р


исунок 3. Ближнепольная фотография пучка Ø70 мм с энергией Е0 = 80 Дж (мощностью 100 ГВт), его распределение и распределение пучка ЗГ в дальней зоне прошедшего через всю систему (около 70 оптических поверхностей) при ненакачанном усилителе. В ближнем поле пучка заметен нелинейный рост пространственных выбросов интенсивности.


Приводятся результаты исследования обнаруженной сильной деполяризации пучка при возникновении МС. На рисунке 4 показан рост деполяризации пучка (2) в пассивном активном элементе, который установлен за ВПФ. Предложено использовать увеличение степени деполяризации пучка в качестве метода контроля возникновения МС.


Рисунок 4. Зависимость степени деполяризации (отношения энергий деполяризованной компоненты к полной энергии пучка) на входе (1) и выходе (2) пассивного стержня из стекла ГЛС1, установленного за ВПФ и пропускание Т ВПФ (3) от плотности энергии ε выходного пучка и интеграла распада пучка В.


Далее в разделе 1 приведены экспериментальные результаты исследований характеристик и результаты численного моделирования разработанного ДУ Æ15 см [10]. ДУ Æ15 см при наличии поглощающего покрытия [11] на дисках из фосфатного неодимового стекла для предотвращения паразитной генерации обеспечивает экспериментально измеренный коэффициент усиления k = 0.05 см -1. Показано, что выбранная система поперечной накачки ДУ Æ15 см является наиболее эффективной. Рассматриваются результаты численного трехмерного моделирования энергетических характеристик ДУ с помощью программы расчета, основанной на методе Монте-Карло и детально описанной в [9]. Программа показала хорошее согласие расчетных и экспериментальных данных и позволила провести ряд численных экспериментов, прямое выполнение которых было бы дорогим и сложным. В частности, было учтено влияние полосы поглощения неодима 0,35 мкм в фосфатном стекле ГЛС21 на эффективность ДУ, обычно отсекаемой фильтром ультрафиолетовой составляющей спектра ламп или маскируемой церием, вводимым в стекло. Показано, что при номинальных плотностях накачки k может возрасти почти в 1.5 раза, а при малых накачках выигрыш не превышает 20%. Внутренняя полость ДУ должна быть заполнена сухим азотом, чтобы исключить искажения волнового фронта пучка в воздухе, вызванных поглощением в нем коротковолновой составляющей спектра излучения ламп накачки [12].

Экспериментально показано, что значительный резерв увеличения запасенной в ДУ энергии заключен в использовании для его накачки импульсов излучения с нарастающей во времени интенсивностью и крутым срезом [13]. В случае использования такого импульса можно либо увеличить абсолютную величину k на 15 % (стекло ГЛС21) или 25% (ГЛС1) [13] по сравнению с максимально достижимой при обычной колоколообразной форме импульса, либо при той же величине k на 30 - 40 % снизить плотность энергии накачки.

Для определения эффективности съема энергии с ДУ Ø15 см при однопроходном усилении лазерного импульса проведены результаты расчетов, в которых определялись предельная выходная мощность и КПД ДУ при длительности лазерного импульса tи = 0,1 - 20 нс в условиях ограничения мощности эффектом МС и разрушением поверхностей оптических элементов на выходе ДУ. Расчет производился для двух вариантов. В первом определялись предельные характеристики изолированного ДУ Ø15 см, когда не конкретизировалось лазерное устройство, с помощью которого пучок подавался на вход ДУ. Во втором варианте рассчитывались характеристики четырехкаскадного усилителя, в котором ДУ использовался в качестве оконечного каскада. Насыщение усиления учитывалось с помощью уравнения Франца-Нодвика, причем плотность энергии насыщения 4,5 Дж/см2 для стекла ГЛС21 во всем рассматриваемом диапазоне tи была взята из измерений, выполненных для импульсов длительностью 1 и 25 нс вплоть до плотности энергии 8 Дж/см2 [14,15]. Ограничение съема энергии из-за МС пучка в стекле учитывалось с помощью интеграла распада В, который в расчетах не должен был превышать критического значения ~3 (В-ограничение) [4]. Ограничение, связанное с разрушением поверхностей элементов (Е-ограничение), учитывалось с помощью данных о порогах разрушения. Данные о порогах разрушения брались из работы [16]. При проведении расчетов использованы характеристики усилителей и данные по пропусканию ВПФ из работы [17].

Показано, что изолированный ДУ Ø15 см обеспечивает мощность выходного пучка в субнаносекундном импульсе 2,5 ТВт, которая ограничена величиной В-интеграла вплоть до tи = 0,5 нс. Ограничение энергии выходного пучка на уровне ~1,4 кДж при tи = 1 нс связано с разрушением поверхностей элементов на выходе усилителя при использовании предусилителя аналогичного использованному в работе [17]. При увеличении длительности импульса до 5…10 нс и соответствующей оптимизации схемы многокаскадный усилитель с оконечным ДУ Ø15 см может обеспечить КПД ~0,5 % и энергию ~3 кДж.

В заключение раздела отмечается, что в настоящее время для увеличения энергии и КПД лазеров для ЛТС используются относительно небольшой предварительный усилитель и многопроходные схемы для выходных дисковых усилителей, выполненных в модульном исполнении10.

^ В разделе 1.2 рассматриваются методы минимизации угловой расходимости лазерных систем. Излучение ЗГ может быть сформировано таким образом, что его расходимость будет практически ограничена дифракционным пределом. По мере распространения пучка в усилителе его расходимость ухудшается как вследствие неидеальной обработки оптических элементов, так и из-за термооптических искажений, вызванных накачкой усилительных каскадов. Радикальным способом повышения направленности лазерных пучков является метод ОВФ излучения в нелинейных средах11.

Использование ОВФ и описанных выше методов формирования мощных пучков, а также применение в качестве ВРМБ–зеркала схемы “генератор-усилитель” [20], позволило получить на выходе лазера на неодимовом стекле с оконечными ДУ пучок с высокой мощностью и малой расходимостью излучения близкой к дифракционной (более половины энергии пучка из 450 Дж заключено в угловом растворе, равном диаметру центрального максимума Эйри-распределения для пучка 85 мм).

Важная роль зоны перед каустикой ВРМБ-зеркала показана в работе, посвященной исследованию ОВФ сканирующего (с помощью электрооптического дефлектора) в пространстве пучка [21]. Одной из целей работы было исследование возможности увеличения падающей на ВРМБ–зеркало энергии за счет снижения плотности энергии в каустике во избежание развития пробоя и других конкурирующих процессов на качество ОВФ. Исследовалось ОВФ сканирующего пучка при различных скоростях развертки в нескольких средах (CCl4, SiCl4, стекло ГЛС-6).

-------------------------------------------------------------------------------------

10. Воронич И.Н., Галахов В.И., Гаранин С.Г. и др., Измерение коэффициента усиления в дисковом усилительном каскаде с активными элементами из неодимового фосфатного стекла, Квантовая электроника, 33, 2003, с.485-488.

11. Зельдович Б.Я., Пилипецкий Н.Ф., Шкунов В.В. Обращение волнового фронта. М.: Наука, 1985, 240 с.

Линейно поляризованный пучок ЗГ на фосфатном неодимовом стекле проходил через усилитель и разворачивался с постоянной скоростью с помощью дефлектора на танталате лития с квадрупольными электродами примерно на 8 дифракционных углов (φ) с различными скоростями: 0,2 φ/ нс (быстрая развертка) и 0,07 φ/ нс (медленная развертка). Было обнаружено, что при быстрой развертке и использовании СС14 в качестве ВРМБ - активной среды, дальняя зона отраженного пучка разбивается на ряд фрагментов, т. е. на развертке есть области, где нарушается ОВФ. С ростом энергии падающего пучка от 50 до 200 мДж появляется сначала одно пятно, потом два и т. д. При медленном сканировании наблюдается гладкая непрерывная развертка во всем диапазоне энергий.

Так как для СС14 время затухания гиперзвука τ ≈ 1 нс, то ОВФ сканирующего пучка реализуется тогда, когда время t его поворота на дифракционный угол лежит в интервале от 5τ до 15τ, т. е. при выполнении условия стационарности. Для стекла ГЛС6 и на медленных развертках t ≈ 3 τ (τ ≈ 5 нс) это условие не выполняется. В дальней зоне отраженного пучка видны провалы, картина похожа на ту, которая наблюдалась на быстрых развертках для СС14.

С увеличением скорости сканирования качество ОВФ еще более ухудшается. В качестве активной среды на быстрой развертке SiCl4 ведет себя существенно хуже, чем СС14. При медленном сканировании развертка отраженного пучка напоминает по характеру быструю развертку на СС14 , только провалы интенсивности не такие глубокие. Картина медленной развертки для SiCl4 выглядит существенно лучше, чем для стекла. Это позволяет сделать вывод о том, что для SiCl4 время затухания гиперзвука лежит в диапазоне τ = 1… 5 нс.

Коэффициенты отражения ВРМБ - зеркал на основе используемых сред имеют меньшую величину, чем для пучков, имеющих стационарный волновой фронт. Сравнение временных форм падающего и отраженного импульсов показывает, что они достаточно хорошо повторяют друг друга за исключением мелких модуляций в отраженном импульсе. Характерных провалов, регистрируемых в дальней зоне отраженного пучка при быстрой развертке, на временной форме импульса нет.

Для детального выяснения такого необычного характера отражения сканирующего пучка была проведена регистрация дальней зоны отраженного пучка на скоростном фоторегистраторе “Агат”. На рисунке 5 представлена характерная фотография экрана фоторегистратора, когда развертка отраженного пучка разбивалась на ряд фрагментов. Сканирование осуществлялось в режиме быстрой развертки, в качестве среды использовался четыреххлористый кремний. Видно, что излучение как бы “перескакивает” с одного направления на другое без прерывания отражения во времени, причем существуют моменты времени, когда отражение идет сразу в двух направлениях. При этом эффективность отражения в предыдущем к этому моменту времени направлении уменьшается, а в последующем - увеличивается.

Непрерывность этого рассеяния во времени обусловлена тем, что падающий и отраженный пучки проходят практически по одному и тому же объему в предфокальной области во все время сканирования. Возникающая в предфокальной области гиперзвуковая голограмма (отражающая в определенном направлении в какой-то момент времени) из-за инерционности процесса сохраняется некоторое время после исчезновения затравочного для ее образования излучения из фокальной области. До образования новой голограммы, соответствующей новому ОВФ – направлению, она может поддерживать рассеяние в направлениях, не соответствующих обратному для данного момента времени направлению падающей волны, но лежащих в плоскости развертки. Такой характер отражения и был зарегистрирован с помощью фоторегистратора. Используя это явление можно оперативно оценивать время затухания гиперзвука τ для ВРМБ активных сред.


Рисунок 5. Временная развертка дальней зоны сканирующего пучка, отраженного от ВРМБ-зеркала на экране электронно-оптической камеры “Агат”. Сканирование пучка идет по вертикали (ось х), временная развертка камеры идет по горизонтали (ось t).



В разделе 1.3 рассматриваются особенности лазерных систем с внутрирезонаторными пространственными модуляторами света.

Отмечается, что для увеличения поля зрения системы требуется установка усилительных каскадов и элементов развязки в плоскости выходного зрачка ЗГ. Для этого требуется установка ретрансляторов между всеми каскадами усиления, по крайней мере, между каскадами, имеющими небольшой световой диаметр. Направление излучения в ЗГ и усилителях зависит от включенного пикселя ПВМС. Запасенная в активном элементе ЗГ энергия используется только частично, и ее доля зависит от угла поля зрения системы, размера пикселя ПВМС, длины и диаметра активного элемента. С точки зрения КПД лазеров, целесообразно использование лазерных систем с полем зрения ЗГ, не превышающим нескольких угловых градусов.

Изменение направления излучения ЗГ в пространстве осуществляется с помощью выходного внерезонаторного объектива 8 (рисунок 6). Угловое поле сканирования φ равно (для углов несколько градусов) φ = T / F, где T - размер активной зоны ПВМС, F - фокусное расстояние внерезонаторного объектива. Оси всех пучков пересекаются в переднем фокусе внерезонаторного объектива, где расположено действительное изображение внутрирезонаторной диафрагмы.

Пиксель ПВМС установленный в фокусе линзы 3 является угловым селектором излучения. Правильный выбор размера диафрагмы 4 в центре резонатора и фокуса линзы 3 позволяет получить расходимость излучения ЗГ близкую к дифракционной. Определяющим в выборе f линзы и размера диафрагмы 4 является размер пикселя ПВМС.

Угловая расходимость выходного пучка ЗГ зависит от его диаметра DF на выходном объективе. В свою очередь DF зависит от размера пикселя модулятора d и фокуса объектива F.

Отмечается, что лазерные системы с внутрирезонаторным сканированием можно строить как системы с прямым усилением, когда излучение ЗГ усиливается в усилителе с последовательно возрастающими апертурами, так и с ОВФ излучения, когда излучение ЗГ вводится через выходные каскады.



Рисунок 6. Схема сопряженного резонатора и преобразование положения включенного пикселя ПВМС в угловое отклонение выходного пучка внерезонаторным объективом: здесь 1, 7 – плоские зеркала резонатора; 2 – ПВМС; 3, 6 – софокусно установленные линзы резонатора; 4 – внутрирезонаторная диафрагма в центре резонатора; 5 – активный элемент; 8 – внерезонаторный объектив. Зеркала резонатора располагаются в сопряженных оптических плоскостях.


Выбор DF и F определяется поставленной задачей, например, согласованием апертуры пучка с предварительным усилителем (ПУ) линейного усилителя или с выходным усилителем мощной системы с ОВФ излучения. Мощные широкоапертурные лазерные системы, предназначенные для наведения лазерного излучения на удаленные объекты обычно имеют небольшое поле обзора (несколько десятков пикселей) и расходимость пучка близкую к дифракционной. В этих системах вследствие редуцирования диаметра пучка в выходных каскадах при сканировании пучка используется почти весь объем активной среды, а углы “качания” пучка составляют величину несколько угловых минут. Необходимы увеличенные световые апертуры промежуточных линзовых элементов. Все рассмотренные выше методы формирования лазерного пучка можно использовать и в лазерных системах с внутрирезонаторным сканированием.

Глава 2 посвящена исследованию точности управления излучением мощной лазерной системы с ОВФ с помощью внутриререзонаторного ПВМС [22].

В разделе 2.1 рассмотрены факторы, которые могут влиять на точность управления. При проведении экспериментов в лабораторных условиях существует только угловая ошибка, связанная с неточным обращением волнового фронта пучка и угловая ошибка, вызванная задержкой срабатывания ПВМС. Последняя ошибка может привести к уменьшению точности из-за механических колебаний элементов лазерной системы (в основном поворотных зеркал), вызванных воздействием сильноточного импульса накачки лазерных каскадов на несущую конструкцию.

В разделе 2.2 рассмотрена лазерная система с ОВФ излучения. Светоуправляемый ПВМС типа PROM (английская абревиатура “Pockels readout optical modulator”) на основе фоторефрактивного кристалла силиката висмута с устройством электронного управления был впервые использован в качестве внутрирезонаторного элемента для управления диаграммой направленности лазера. В ЗГ использовался активный элемент из АИГ:Nd3+. Для лучшего согласования с максимумом длины волны усилителя в части экспериментов использовался активный элемент из ИЛФ:Nd3+ (λ = 1.053 мкм). Для управления работой ПВМС использовалось моноимпульсное излучение второй гармоники неодимового лазера. Задержка появления моноимпульсной генерации ЗГ относительно момента прихода управляющего светового импульса составляла 600 мкс. Длительность импульса генерации лазера равнялась 50 нс. Выходная энергия ЗГ с активным элементом из АИГ:Nd3+ не превышала 10…30 мкДж, а с активным элементом из ИЛФ:Nd3+ - 150…300 мкДж, причем в последнем случае часто наблюдались повреждения модулятора излучением.

Представлены результаты исследования модуляционной характеристики PROM при управлении излучением второй гармоники и цикл его работы. Показано, что полная модуляция достигается для длины волны 0.53 мкм при плотности сигнала ~1.3 мДж/см2.

На рисунке 7 приведена упрощенная схема экспериментальной установки для исследования точности управления пучком лазера. Излучение второй гармоники (2w) неодимового лазера проходило через диафрагму Д1, установленную в фокусе длиннофокусной линзы Л1 (f =32.8 м). Отразившись от клина, пройдя поляризатор П и отразившись от зеркала З1, излучение фокусировалось сферическим зеркалом на ПВМС ЗГ. Возникающий импульс генерации ЗГ распространялся в обратном направлении: отразившись от поляризатора П и пройдя схему изоляции, он попадал в предусилитель (ПУ) с ВРМБ - зеркалом. Обращенное излучение, прошедшее через поляризатор П, поступало на вход двухпроходного усилителя с ОВФ, перед которым был установлен вентиль Фарадея и кварцевая 450 пластинка для поворота на 90° азимута поляризации выходного излучения и вывода его путем отражения от поляризатора П в направлении источника реперного излучения и схемы регистрации. Малая часть энергии пучка с выхода усилителя, отраженная от клина К1 и ослабленная зеркалом З2, поступала в схему регистрации, где направление пучка сравнивалось с направлением реперного излучения, которое попадало сюда, отразившись от ВРМБ-зеркала 1 реперного излучения (в части экспериментов использовалось излучение пучка 2w, отраженное от зеркально-линзового объектива типа “кошачий глаз”). Оба пучка подсвечивали реперную сетку, расположенную в фокусе линзы Л1 на фотокатоде электронно-оптического преобразователя (ЭОП). По отклонению максимумов дальнопольного распределения пучков относительно сетки можно оценить точность управления излучением усилителя. В качестве мощного усилителя использовался многокаскадный усилитель с ОВФ [20]. В состав усилителя входило шесть каскадов с последовательно возрастающими апертурами (2 каскада Ø45х630 мм, Ø60х630 мм, Ø75х240 мм, Ø85х300 мм и ДУ с апертурой 120 мм).




Рисунок 7. Схема экспериментальной установки

Геометрическое увеличение ВПФ и их расположение были выбраны так, чтобы обеспечить в усилительных каскадах максимальные числа Френеля. Диаметр выходного пучка был доведен до 100 мм.

Усилитель обеспечивал стабильную от вспышки к вспышке расходимость излучения близкую к дифракционной. Энергия составляла величину 410 Дж при работе от реперного источника на основной гармонике излучения. Более 72% энергии пучка сосредоточено в угловом растворе 4.6∙10-5 рад, при φд =2.6 ∙10-5 рад. Для проведения описываемых экспериментов на выходе усилителя устанавливался телескоп Галилея, уменьшающий диаметр пучка до 50 мм для согласования с ПУ.

Невысокая лучевая прочность PROM ограничивает выходную энергию ЗГ на уровне нескольких десятков микроджоулей. Для эффективного же съема запасенной в двухпроходном усилителе энергии и обеспечения высокого качества ОВФ на его вход необходимо подавать энергию несколько сотен микроджоулей [20]. Разработанные схемы ЗГ с лучевой разгрузкой ПВМС для увеличения выходной энергии [24,25] оказались неудобными для стыковки с усилителем. Вследствие этого потребовался ПУ слабого сигнала ЗГ с дополнительным ВРМБ - зеркалом для сохранения высокого качества волнового фронта усиливаемого пучка.

Схема ПУ была разработана вместе со схемой изоляции ПУ от излучения мощного усилителя. В его состав входил усилитель 10 х 300 мм, ячейка Фарадея, электрооптический дефлектор, 450 – пластинка, ретрансляторы для передачи плоскости входного зрачка. Ослабление излучения на последних проходах достигалось за счет малой (4.5%) величины отражения пучка от поляризатора как Rp – компоненты. В связи с тем, что в схеме (рисунок 7) используется двукратное ОВФ излучения, перед проведением экспериментов по исследованию точности управления пучком следовало убедиться, что оно не внесет дополнительных ошибок.

^ В разделе 2.3 приведены результаты исследований точности воспроизведения направления пучка при двукратном ОВФ. Практически во всех экспериментах с ОВФ его качество определяется по доле энергии обращенной волны, идущей в угловой раствор исходной волны, или по распределению интенсивности излучения в дальнем поле. Данные методы не дают информации о том, насколько точно совпадают максимумы дальнопольных распределений реперного и обращенного пучка. При проведении экспериментов использовалась методика регистрации пучков описанная выше. Диаметр пучка равнялся 100 мм. Двухкадровый режим работы ЭОП обеспечивался подачей через разрядник с лазерным поджигом на разворачивающие пластины прямоугольного электрического импульса с длительностью 400 нс, так, чтобы его передний фронт поступал на пластины после прохождения реперного светового импульса. Таким образом, на экране ЭОП в одной вспышке наблюдалось два изображения сетки, подсвеченной реперным и обращенным пучками. По смещению пучков относительно сетки можно судить о точности воспроизведения направления реперного пучка ОВФ - волной. Результаты денситометрической обработки фотопленок с изображениями дальнопольных распределений пучков, полученных в серии экспериментов, показали, что с погрешностью до 3∙10-6 рад направление ОВФ - пучка совпадает с направлением реперного пучка при расходимости пучков 2.6×10-5 рад. Предложенная методика позволяет регистрировать неполную компенсацию искажений в системах с ОВФ, в том числе уход направления пучка при наличии самовоздействия излучения, распространяющегося в нелинейной среде.

Результаты экспериментов по измерению точности управления пучка приведены в разделе 2.4. На рисунке 7 справа приведены характерные фотографии дальнопольных распределений реперного и обращенного пучков, полученные в экспериментах по управлению диаграммой направленности лазера с помощью внутрирезонаторного ПВМС. Энергия выходного пучка достигала 150 Дж и ограничивалась лучевой прочностью элементов схемы изоляции и ПУ. Обработка фотографий пучков выявила несовпадение максимумов распределений плотности энергии не превышающее величины 0.3 от дифракционной расходимости. Оно может быть вызвано влиянием механических колебаний оптических элементов между моментами записи управляющего излучения и появлением импульса излучения ЗГ.

^ Третья глава посвящена разработке внутрирезонаторных ПВМС на основе электрооптической керамики. На момент постановки работы, описанной в предыдущей главе, в лазерной технике использовались только ПВМС типа PROM и светоуправляемые ПВМС на основе жидких кристаллов. Их недостатки, указанные ранее, заставили искать возможность разработки более совершенных ПВМС. В качестве материала для электроуправляемых ПВМС наше внимание привлекла электрооптическая керамика ЦТСЛ (PLZT).

В разделе 3.1 приведены основные свойства электрооптической керамики ЦТСЛ. Отмечается, что PLZT был первым не монокристаллическим материалом, в котором был зарегистрирован сильный электрооптический эффект. Композиция PLZT обычно представляется системой обозначений x / (1 - y) /y, которая обозначает количества La/Zr/Ti, данные в процентах моли (то есть дробь моли, умноженную на 100). Например, система обозначений 8/65/35 представляет PLZT с химическим составом (Pb0.92La0.08) (Zr0.65Ti0.35) 0.98O3. Свойства ЦТСЛ сильно зависят от состава.

В разделе 3.2 приведены результаты исследования электрооптических свойств образцов PLZT с различной концентрацией лантана 9…9.75/65/35 с целью выбора оптимального для ПВМС. Величина напряжения Ul/4 измерялась путем регистрации максимума прошедшего через поляризатор излучения после его двукратного прохождения через образец после отражения от установленного сзади зеркала. Напряжения Ul/2 измерялись при установке образцов между скрещенными поляризаторами по максимуму прошедшего излучения. Для повышения точности измерений в статических режимах использовалась модуляция пучка с помощью вращающегося диска с отверстиями. Измерения проводились на длине волны 0.6328 мкм. При измерении величины статического напряжения на электроды модулятора подавалось постоянное напряжение. При измерении импульсных характеристик использовался электронный ключ, позволяющий подавать на образцы импульсы с амплитудой до 3 кВ.

Анализируя полученные экспериментальные результаты можно констатировать следующее. Величина статического Ul/4 уменьшается с уменьшением содержания лантана и увеличением толщины образца. Отношение импульсного напряжения к статическому напряжению увеличивается с уменьшением содержания лантана от 1,3 до 1,8 (τи = 400 мкс). Импульсное Ul/4 для образца керамики состава 9.75/65/35 (Ul/4имп =1600 В) практически сравнивается с Ul/4 образца состава 9.0/65/35 (Ul/4имп =1520 В). Величина оптического контраста образцов с уменьшенным содержанием лантана заметно меньше, чем у образцов состава 9.75/65/35. При ступенчатом уменьшении величины приложенного напряжения для образцов с меньшим содержанием лантана наблюдается заметный гистерезис в зависимости пропускания образцов, установленных между скрещенными поляризаторами, от величины приложенного напряжения, который, впрочем, не влияет на работу в импульсном режиме. Ввиду большей доли нерегулярной части электрооптического отклика [36] керамики состава 9/65/35 при работе в импульсном режиме, плоская вершина в импульсе пропускания достигается только к концу электрического импульса с длительностью 400 мкс, а для меньших длительностей это приводит к необходимости дополнительного увеличения амплитуды импульса. Все вышеперечисленные факторы позволили выбрать для изготовления ПВМС мелкозернистую параэлектрическую керамику состава 9.75/65/35. По результатам экспериментов определены электрооптические коэффициенты образцов.

В разделе 3.3 приведены результаты исследования порогов разрушения и морфологии разрушений полированных образцов керамики ЦТСЛ состава 9.75/65/35 при размерах пятна воздействия ~ 1.6 мм по уровню 1/е для лазерного импульса t ≈ 35 нс с длиной волны 1.054 мкм по методикам, отработанным в [16,26,27]. На выходе лазерного усилителя на стекле излучался лазерный пучок с равномерным пространственным профилем диаметром 3 см и энергией до 10 Дж. Диафрагма вырезала из пучка центральную наиболее равномерную часть диаметром 1.2 см. Излучение фокусировалось линзой на испытываемый отполированный образец керамики. Часть пучка отражалась от клинового делителя до образца, проходила через фокальную диафрагму и попадала на измеритель энергии. Изображение фокальной плоскости пучка с диафрагмой регистрировалась ПЗС - матрицей цифровой телекамеры VVS 522. Разрушения образца регистрировались второй камерой, установленной на микроскоп. Регистрировалось распределение плотности энергии, и сопоставлялись этим плотностям полученные картины разрушения. Регистрация поверхностей образца до воздействия и после него позволяла установить связь дефектов с появляющимися разрушениями. Положение места воздействия пучка на образец было заранее известно. Полученная гистограмма показывает, что порог разрушения равен 11±1 Дж/см2.

^ В разделе 3.4 приведены конструктивные особенности разработанных образцов внутрирезонаторных электроуправляемых ПВМС на основе ЦТСЛ 9.75/65/35, работающих на квадратичном электрооптическом эффекте, и результаты расчета электрических полей с помощью компьютерной программы ELCUT12. Программа моделирует двумерные поля методом конечных элементов. Программа ELCUT применяется для анализа линейных электростатических полей в плоской и осесимметричной постановках. На рисунке 8 показано распределение электрического поля в поперечном сечении линеек ПВМС канального типа и с двухсторонними заглубленными в подложку электродами. Сплошные линии на рисунках – линии одинакового потенциала, штриховые линии – векторы напряженности электрического поля.

-------------------------------------------------------------------------------------

12. ПК “ТОР” (СПб). http://elcut.ru

Оттенки серого показывают зоны с одинаковой напряженностью электрического поля. Направление распространения модулируемого светового излучения показано стрелкой.

Проведенные расчеты полей позволяют определить пропускание модулятора в каждой точке поперечного сечения и оптимизировать их геометрию




Рисунок 8
.

В разделе приводятся экспериментально полученные профили пропускания пикселем модулятора излучения для различных напряженностей поля. На рисунке 9 приведена фотография некоторых ПВМС, разработанных и изготовленных в НИИКИ ОЭП в результате проведенных исследований.


Рисунок 9. Образцы ПВМС с шагом между электродами 1 мм (16 пикселей), 0.25 мм (32 пикселя), и 5 мм (8 пикселей).



В разделе 3.5 рассмотрены схемы управления работой ПВМС, разработанные в работах [28,30]. Электрическим эквивалентом элемента (пикселя) ПВМС является емкость. Включить данный элемент ПВМС - означает подать на его электроды разность потенциалов, все остальные электроды должны находиться под одинаковым потенциалом: до включенного пикселя под напряжением источника питания, после - заземлены. Известны два типа электронных ключей: 1) двойной ключ, содержащий заряжающий и разряжающий транзисторы для управления одним пикселем. При его использовании требуется деление каждого пикселя управляющим электродом на две части. Преимуществом двойного ключа является независимость работы коммутируемых пикселей, недостатком увеличение дифракционных потерь и сложность формирования нулевой моды лазера; 2) последовательное соединение зарядного и разрядного ключей, при котором отдельные пиксели заряжаются через свои транзисторы. В таком соединении ключей устранена необходимость в дополнительном электроде, но переключение пикселей влечет за собой переключение всех транзисторов. Нами используется второй вариант электронных ключей.


3607140987346906.html
3607166719079517.html
3607441704026359.html
3607609093578302.html
3607708442402960.html